пятница, 4 декабря 2015 г.

Ноябрь с Интервью


PARIS SEYCHELLES, PIERRE GUILLAUME


Морская лилия — летучая диффузная, шлейфовая. Теплый соленый ветер, запутавшийся в волосах. Кожа, хранящая запах солнца. Молочная мякоть кокоса и опьяняющий пряный аромат белых цветов.

Есть такое английское выражение (и песня певицы Дайдо) — sand in my shoes.

Означает оно то самое ощущение, когда ты вернулся из отпуска, а в чемодане еще мокрый купальник, сохранивший запах океана, а на пляжных сандалиях — налипший песок. И свежи воспоминания о недавнем скоротечном романе.

Аромат совершенно точно передает это понятие. И возвращает снова и снова к безмятежному отдыху, южному солнцу, тропическим цветам, прохладным брызгам прибоя на лице и короткому периоду безудержной страсти. Композицию не хочется препарировать на составляющие, она вся — звенящий аромат прошедшего отдыха. Кристаллизация солнечных морских воспоминаний и любовных томлений.


DEATH AND DECAY, LUSH



Если коротко — ландыши в радужной бензиновой луже. Фоном нежному ландышево-лилейному запаху служит автостанция. Солярка, бензин, выхлоп — и хрупкие белые цветы. Призрак надежды. Современная Ассоль каждый день ходит встречать автобусы и ждет своего, нет, не принца, но точно кого-то таинственного и загадочного. Кого-то, кто, к сожалению, любит дороги больше, чем ее. Надежда медленно умирает, и в аромат просачивается тлен — сладкий, индольный, формалиновый, манящий в чертог вечного покоя.

Дорога опасна, дорога забирает с собой всех неосторожных мечтателей. Закрытый гроб украшен букетами мелких белых цветов с широкими зелеными листьями. Пахнет все теми же ландышами в бензине и смазке, приправленными грустными бальзамическими пудровыми нотами разложения. Счастливого финала не будет.


OMNISCENT 0.96, YOSH


Цветочный альдегид с восточным подтоном и пудровым шлейфом откуда-то из 1980-х. В начале композиции острая и мыльная. Немного жирная альдегидная составляющая несколько отталкивает всех, кроме ценителей винтажей. Затем мыло частично растворяется и распускаются цветы — яркие, белые, пряные, немного душные, одурманивающе-пьянящие, изрядно сдобренные розовым перцем. Через плотную цветочную вуаль пробивается ядовитая зелень, немного камфоры и листья герани. Финал винтажно-классический, с пудрово-древесной бальзамической базой.

Этот аромат — как современная девушка, чей гардероб состоит из тщательно подобранных винтажных вещей. Кто-то сочтет ее фриком, на самом же деле она воплощение элегантности, немного вычурная на фоне уличной толпы. В ее стиле есть смелость, в глазах — чертовщинка. На нее обращают внимание, восхищаются, но знакомиться опасаются. Ну и правильно: потому что кто знает — вдруг по ночам она летает на винтажной метле.


SIDI BEL-ABBÈS, SERGE LUTENS


Здесь сочетаются хрупкость и мощь. Грубые табачно-животные тона спорят с медовой, сливочно-шелковой нежностью. Прямо песня про деву и медведя из «Игры престолов». Песня про секс.

Плясал с нею бурый весь день напролет
И с пышных кудрей ее слизывал мед!

Начинается композиция с хорошо выделанной кожи и ароматного табака, в них медленно вплетается тонкая медовая нота. Сладость становится все интенсивнее, мед нагревается, становится жгучим и пряным, растекается янтарной лужей. Но в запахе совсем нет липкости. Мед — аллегория страсти. Он переплетается с табачно-пряной составляющей, заставляет трепетать, закрывать глаза и воображать себя сотканной из пороков и грехов. Легко и сладостно отдаться влечению.

Вообще, Сиди-Бель-Аббес — город где-то в песках Алжира. А сам аромат, по задумке создателя, рассказывает историю запретной любви солдата и утонченной аристократки. Собственно, все те же медведь с девой, просто в других интерьерах и обстоятельствах.


OUD SAPHIR, ATELIER COLOGNE

С самого начала непонятно, откуда в названии взялся сапфир. Ничего синего и драгоценного в аромате не ощущается. На самом деле это баня, где рота солдат моется дегтярным мылом и парится березовыми вениками. Композиция дымная, древесная, дегтярная, кожаная, немного закопченная, с легким сладковатым, как поцелуй девственницы, цветочно-пудровым флером. То есть да — все же волшебная эльфоподобная воздушная банщица присутствует. Правда, очень недолго. Настолько, что через несколько минут солдаты спрашивают друг друга: «Не привиделась ли она нам? Это не наваждение?»

Удовая составляющая здесь чувствуется, но профиль подан довольно нетрадиционно. Ассоциаций со знойным Востоком нет совсем.

Аромат строгий, военный, несколько жестковатый, застегнутый на все пуговицы. Вольности были в начале и немного в середине. В финале, после помывки, звучит команда одеться, и ровно через 45 секунд сверкающие чистотой румяные здоровые парни бодро маршируют на новое задание.


AUBE RUBIS, ATELIER DES ORS


Во флаконе хорошо видны частички золота, но сама композиция не столь яркая и блестящая. Достаточно спокойный ольфакторный профиль с доминированием пачулей. Вернее назвать их фрутчулями — современное понятие сочетания пачулей и фруктов. Аромат мягкий, благородный, гурманский, с легким оттенком анималики. Словом, модный.

Бергамот, горечь грейпфрута и кошачий оттенок черной смородины смягчены пачулями, которые, в свою очередь, дополнены цветами и конфетным оттенком пралине. Запах мало изменяется во времени, все переходы достаточно предсказуемы. Носить аромат легко, при этом пахнет дорого и нишево. Хороший пример люксового продукта, лишенного экстрима (хотя и оригинальности тоже). Лаконично, в меру эротично, привлекательно. Если вы ищете что-то новое, но боитесь экспериментов — надо брать.

Комментариев нет:

Отправить комментарий